Подбор документов:
Название документа:
Дата принятия
с
 
по    
Тема документа:
Суд:

Главная >> 4 Аппеляционный суд >> Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14.07.2010 по делу N А19-7007/10 По делу о привлечении к ответственности, предусмотренной ст. 14.10 КоАП РФ, за незаконное использование товарного знака.
2010-07-14

4 Аппеляционный суд

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14.07.2010 по делу N А19-7007/10 По делу о привлечении к ответственности, предусмотренной ст. 14.10 КоАП РФ, за незаконное использование товарного знака.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 14 июля 2010 г. по делу N А19-7007/10 Резолютивная часть постановления объявлена 8 июля 2010 года. Полный текст постановления изготовлен 14 июля 2010 года. Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Ячменева Г.Г., судей Рылова Д.Н., Ткаченко Э.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Малановой А.А., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Иркутской таможни на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Иркутской области от 11 мая 2010 года по делу N А19-7007/10 по заявлению Иркутской таможни к Обществу с ограниченной ответственностью "ТрейдАктив" о привлечении к административной ответственности (суд первой инстанции: Куклина Л.А.) при участии в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле: от Иркутской таможни: Дырдов А.В., уполномоченный по ОВД отдела административных расследований, доверенность N 114 от 31 декабря 2009 года; Степанова Н.В., старший государственный таможенный инспектор правового отдела, доверенность N 97 от 31 декабря 2009 года; от ООО "ТрейдАктив": Шкловский Д.П., паспорт [...], выдан Октябрьским РОВД г. Иркутска 26 декабря 2002 года, доверенность от 12 апреля 2010 года, установил: Иркутская таможня (далее - таможня, административный орган) обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Обществу с ограниченной ответственностью "ТрейдАктив" (далее - Общество, ООО "ТрейдАктив") с заявлением о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ). Решением Арбитражного суда Иркутской области от 11 мая 2010 года в удовлетворении заявленных требований отказано. Суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности в действиях Общества состава вменяемого административного правонарушения. В обоснование своей позиции суд первой инстанции признал заключение экспертизы недопустимым доказательством (в связи с нарушением порядка назначения и проведения экспертизы) и указал на отсутствие иных доказательств, подтверждающих контрафактность ввезенного Обществом товара. Не согласившись с решением суда первой инстанции, таможня обжаловала его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции, ссылаясь на необоснованность вывода суда о нарушении порядка назначения экспертизы, поскольку согласно Письму ФТС России от 18 апреля 2006 года N 01-06/13167 в постановлении о назначении экспертизы указывается наименование экспертного учреждения или фамилия, имя и отчество эксперта, а также в постановлении указывается наименование экспертного учреждения, однако если экспертиза проводится вне экспертного учреждения - фамилия, инициалы эксперта, специальность, стаж работы, должность, ученая степень. Кроме того, таможня полагает ошибочной ссылку суда на статью 26.4 КоАП РФ, поскольку экспертиза была назначена не в рамках рассмотрения дела об административном правонарушении, а в ходе осуществления таможенного контроля в порядке статьи 378 Таможенного кодекса Российской Федерации. Заявитель апелляционной жалобы обращает внимание также на надлежащее указание в постановлении о назначении экспертизы от 7 июля 2009 года N 14 объектов исследования, которые индивидуализированы наличием ссылки на акт взятия проб и образцов от 7 июля 2009 года N 10607080/14. Вывод суда первой инстанции о заинтересованности эксперта Волошиной Т.Ю. в исходе дела таможня считает необоснованным. В отзыве на апелляционную жалобу ООО "ТрейдАктив" выражает согласие с решением суда первой инстанции, просит оставить его без изменения. Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва от нее, выслушав представителей таможни и Общества, изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, пришел к следующим выводам. Как следует из материалов дела, 12 сентября 2007 года между ООО "ТрейдАктив" и Маньчжурской торгово-экономической компанией с ограниченной ответственностью "Ир Си" заключен внешнеторговый контракт N ERSEA-TA-2007, к которому в последующем заключены дополнения от 18 марта 2009 года N 71 и от 2 июня 2009 года N 79 (т. 2, л.д. 41 - 44). В счет исполнения указанного внешнеторгового контракта Обществом по грузовой таможенной декларации N 10607080/230609/0000958 в режиме выпуска для внутреннего потребления ввезены товары народного потребления в ассортименте, в том числе товар N 2 "пластмассы и изделия из них, принадлежности канцелярские или школьные - пенал для ручек и карандашей, различных артикулов", код товара в соответствии с ТН ВЭД России 3926 100000, всего 24 849 штук, вес нетто 818 кг, общей стоимостью 1863,68 долларов США (т. 2, л.д. 27 - 40). Выпуск товаров в свободное обращение осуществлен 29 июля 2009 года, после чего был продан Обществом ООО "Капитал-Восток", что подтверждается счетом-фактурой от 31 июля 2009 года N 50 (т. 3, л.д. 101), товарно-транспортной накладной от 31 июля 2009 года N 50 (т. 3, л.д. 102 - 103), книгой продаж (т. 3, л.д. 125) и карточкой счета 62.02 за третий квартал 2009 года (т. 3, л.д. 126 - 127). В ходе таможенного контроля административным органом проведен 100% таможенный досмотр, в результате которого установлено, что товар N 2 представлен пеналами для ручек и карандашей, из синтетического материала типа пластика, пластмассы, разного цвета и формы, на который нанесен товарный знак, сходный с товарным знаком до степени смешения, включенным в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности, а именно: - артикул 8008 - изображение героев мультфильмов "Disney" нанесены на 689 штук (с изображением Микки Мауса и Дональда - 168 штук, с изображением Винни-Пуха и Тигра - 278 штук, с изображением Микки Мауса - 159 штук, с изображением Винни-Пуха - 84 штуки); - артикул 8004 - изображение девочек из мультфильмов компании "Disney" нанесено на 2 496 штуки; - артикул 8007 - изображение девочек из мультфильмов компании "Disney" нанесено на 1128 штуки; - артикул 235 - изображение Микки Мауса и Мини компании "Disney" нанесено на 92 штуки; - артикул 8005 - изображение девочек из мультфильмов компании "Disney" нанесено на 2 112 штук; - без артикула - изображение героев из мультфильмов "Disney" нанесено на 48 штук (с изображением Микки Мауса - 36 штук, с изображением Винни-Пуха - 12 штук). Результаты таможенного досмотра оформлены соответствующим актом от 7 июля 2009 года N 10607080/070709/000068 (т. 2, л.д. 55 - 237). По акту от 7 июля 2009 года N 10607080/14 отобраны образцы (пробы) ввезенного товара (т. 3, л.д. 56 - 60). На основании постановления Шелеховского таможенного поста от 7 июля 2009 года N 14 о назначении идентификационной, материаловедческой, товароведческой экспертизы товаров, и экспертизы, связанной с исследованием объектов интеллектуальной собственности, отобранные образцы ввезенного товара направлены в Экспертно-криминалистическую службу - регионального филиала г. Иркутска Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления ФТС России с целью установления соответствия товарных знаков, нанесенных на ввезенные товары, с товарными знаками компании "DISNEY" (т. 3, л.д. 61 - 66). Согласно заключениям экспертов Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления - регионального филиала г. Иркутска N 2-0-2909/2-09 от 28 октября 2009 года и N 2-0-2909/3-09 от 28 октября 2009 года (т. 3, л.д. 67 - 98) исследованные образцы канцелярских школьных принадлежностей содержат маркировку изобразительными обозначениями героев мультфильмов компании "DISNEY", являются однородными с товарами класса 16 по МКТУ ("конторские принадлежности..."), для которых зарегистрированы товарные знаки компании "DISNEY ENTERPREISES. INC". Установленные признаки и характеристики дают основания утверждать, что представленные образцы канцелярских школьных принадлежностей содержат маркировку изобразительными обозначениями героев мультфильмов компании "DISNEY", сходными до степени смешения с товарными знаками компании "DISNEY ENTERPREISES. INC" и обладают признаками контрафактных товаров. Должностными лицами административного органа на основании статьи 376 Таможенного кодекса Российской Федерации и решения начальника Иркутской таможни от 15 октября 2009 года N 10607000/151009/Р0077 (т. 2, л.д. 16 - 17) в отношении Общества проведена специальная таможенная ревизия по вопросам соблюдения запретов и ограничений в части защиты прав интеллектуальной собственности при таможенном оформлении товаров по грузовой таможенной декларации N 10607080/230609/0000958 за период с 29 июля по 1 октября 2009 года, по результатам которой составлен Акт специальной таможенной ревизии N 10607000/190110/А0077/00 от 19 января 2010 года (т. 2, л.д. 18 - 26). 19 января 2010 года таможней вынесено определение о возбуждении в отношении ООО "ТрейдАктив" дела об административном правонарушении и проведении административного расследования (т. 4, л.д. 58 - 65). Определением от 9 февраля 2010 года срок проведения административного расследования по делу об административном правонарушении продлен до 19 марта 2010 года (т. 2, л.д. 1 - 8, т. 4, л.д. 74). 19 марта 2010 года в отношении ООО "ТрейдАктив" составлен протокол об административном правонарушении N 10607000-35/2010, в котором действия Общества квалифицированы по статье 14.10 КоАП РФ (т. 4, л.д. 86 - 96). На основании части 3 статьи 23.1 КоАП РФ таможня обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о привлечении ООО "ТрейдАктив" к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ. Суд апелляционной инстанции считает ошибочными выводы суда первой инстанции о недоказанности наличия в действиях Общества состава вмененного ему административного правонарушения, исходя из следующего. Статьей 14.10 КоАП РФ установлена административная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров. По смыслу этой статьи административная ответственность может быть применена лишь в случае, если предмет правонарушения содержит незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений. При этом указанное определение предмета административного правонарушения не означает, что к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, может быть привлечено лишь лицо, непосредственно разместившее соответствующий товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара или сходное с ними обозначение на таком предмете. Способы использования товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара в силу статей 1484 и 1519 Гражданского кодекса Российской Федерации не ограничиваются лишь размещением указанных средств индивидуализации. Правообладателю принадлежит исключительное право использования товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара любым не противоречащим закону способом. Так, согласно статье 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака. Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения. Пунктом 1 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными. С учетом изложенного состав статьи 14.10 КоАП РФ охватывает, в числе прочих, такие нарушения, как: введение товара, содержащего незаконное воспроизведение средства индивидуализации, в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также хранение, перевозку, ввоз на территорию Российской Федерации такого товара с целью введения этого товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации. К административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, может быть привлечено любое лицо, занимающееся реализацией товаров, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, а не только первый продавец соответствующего товара. В силу статьи 26.1 КоАП РФ к обстоятельствам, подлежащим выяснению по делу об административном правонарушении, относятся, в том числе, наличие (отсутствие) события административного правонарушения и виновность лица в совершении административного правонарушения. На основании части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. В отличие от физических лиц в отношении юридических лиц КоАП формы вины не выделяет. Следовательно, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП РФ применительно к юридическим лицам установлению не подлежат. В пункте 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" указано, что выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных частью 2 статьи 26.2 КоАП РФ. Согласно статье 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. В соответствии с частью 1 статьи 26.7 КоАП РФ документы признаются доказательствами, если сведения, изложенные или удостоверенные в них организациями, их объединениями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для производства по делу об административном правонарушении. Применительно к рассматриваемой категории дел с учетом положений части 5 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на административном органе, который составил протокол по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.10 КоАП РФ, и подал в суд заявление о привлечении лица к административной ответственности, лежит обязанность доказать, что предмет выявленного административного правонарушения содержит незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений. В подтверждение события и состава вменяемого Обществом административного правонарушения таможней в материалы дела представлены: - протокол об административном правонарушении от 19 марта 2010 года N 10607000-35/2010 (т. 4, л.д. 86 - 96); - акт специальной таможенной ревизии от 19 января 2010 года N 10607000/190110/А0077/00 (т. 2, л.д. 18 - 26, т. 3, л.д. 104 - 108); - грузовая таможенная декларация N 10607080/230609/0000958 (т. 2, л.д. 27 - 40); - контракт от 12 сентября 2007 года N ERSEA-TA-2007 (т. 2, л.д. 41 - 44); - международная дорожная грузовая декларация (т. 2, л.д. 47); - китайская таможенная экспортно-товарная спецификация (т. 2, л.д. 48 - 49); - инвойс от 6 июня 2009 года N ERSEA-TA-09-09 (т. 2, л.д. 50 - 51); - отчет по форме ДО1 от 16 июня 2009 года N 10607080/160609/1000053 о принятии товаров на хранение (т. 2, л.д. 52); - акт взятия проб и образцов от 7 июля 2009 года N 10607080/14 (т. 3, л.д. 56 - 60); - акт таможенного досмотра от 7 июля 2009 года N 10607080/070709/000068 (т. 2, л.д. 55 - 237); - свидетельство на товарный знак (знак обслуживания) N 274942 (т. 3, л.д. 194 - 211, т. 4, л.д. 7 - 25); - свидетельство на товарный знак (знак обслуживания) N 292701 (т. 3, л.д. 212 - 222, т. 4, л.д. 26 - 37); - свидетельство на товарный знак (знак обслуживания) N 297906 (т. 4, л.д. 2 - 6); - свидетельство на товарный знак (знак обслуживания) N 85946 (т. 3, л.д. 223 - 228, т. 4, л.д. 47 - 50); - свидетельство на товарный знак (знак обслуживания) N 86020 (т. 3, л.д. 229 - 232, т. 4, л.д. 43 - 46); - свидетельство на товарный знак (знак обслуживания) N 85947 (т. 4, л.д. 37 - 42); - заключение эксперта от 3 ноября 2009 года N 1-0-2909/1-09 (т. 3, л.д. 67 - 72); - заключение эксперта от 28 октября 2009 года N 2-0-2909/2-09 (т. 3, л.д. 74 - 92); - заключение эксперта от 28 октября 2009 года N 2-0-2909/3-09 (т. 3, л.д. 93 - 97); - письмо ООО "ТрейдАктив" от 4 марта 2010 года N 04/03-1 (т. 3, л.д. 159 - 160); - протокол опроса генерального директора ООО "ТрейдАктив" Котяковой Е.П. от 15 марта 2010 года (т. 3, л.д. 131 - 134); - протокол опроса свидетеля Зернина Н.Л. от 18 февраля 2010 года (т. 3, л.д. 135 - 138); - протокол опроса свидетеля Тарасовой А.А. от 19 февраля 2010 года (т. 3, л.д. 140 - 142); - информация Роспатента о товарных знаках и знаках обслуживания N 85946, 85947, 86020, 297906 и 292701 компании "Disney Enterprises Inc" (Mickey Mouse, Minnie Mouse, Donald Duck, Винни-Пух, Тигр) (т. 3, л.д. 31 - 55, 233 - 242); - счет-фактура от 31 июля 2009 года N 50 (т. 3, л.д. 101); - товарно-транспортная накладная от 31 июля 2009 года N 50 (т. 3, л.д. 102 - 103); - книга продаж (т. 3, л.д. 125); - карточка счета 62.02 за третий квартал 2009 года (т. 3, л.д. 126 - 127). Суд апелляционной инстанции полагает, что перечисленными выше доказательствами достоверно подтверждается факт незаконного использования Обществом товарных знаков компании "Disney Enterprises Inc", а именно ввоз на территорию Российской Федерации товара, содержащего незаконное воспроизведение средства индивидуализации (товарных знаков названного правообладателя), с целью введения этого товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации. Выводы суда первой инстанции о том, что для установления факта нанесения на спорные товары товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения необходимо использование специальных познаний, то есть проведение экспертизы, являются ошибочными. Суд апелляционной инстанции полагает, что вопрос о сходстве используемого лицом, привлекаемым к административной ответственности, обозначения с товарным знаком является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя и без проведения соответствующей экспертизы. Оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, имеющиеся в материалах дела доказательства, в том числе акт таможенного досмотра, акт взятия проб и образцов и свидетельства на товарный знак (знак обслуживания), суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что признаки контрафактности имеют следующие из ввезенных Обществом товары (пеналы для ручек и карандашей, из синтетического материала типа пластика, пластмассы, разного цвета и формы): - артикул 8008 - изображение героев мультфильмов "Disney" нанесено на 362 штуки (с изображением Винни-Пуха и Тигра - 278 штук, с изображением Винни-Пуха - 84 штуки); - артикул 8004 - изображение девочек из мультфильмов компании "Disney" нанесено на 2 496 штуки; - артикул 8007 - изображение девочек из мультфильмов компании "Disney" нанесено на 1128 штуки; - артикул 8005 - изображение девочек из мультфильмов компании "Disney" нанесено на 2 112 штук; - без артикула - изображение героев из мультфильмов "Disney" нанесено на 12 штук (с изображением Винни-Пуха - 12 штук). Позиция суда апелляционной инстанции о контрафактности названных товаров подтверждаются и заключением эксперта от 28 октября 2009 года N 2-0-2909/3-09 (т. 3, л.д. 93 - 97), в котором сделан вывод о том, что исследованные образцы канцелярских товаров содержат маркировку изобразительными обозначениями героев мультфильмов компании Disney, сходными до степени смешения с товарными знаками компании "Disney Enterprises Inc", и обладают признаками контрафактных товаров. При этом суд апелляционной инстанции признает необоснованной позицию суда первой инстанции о недопустимости названного доказательства по причине порядка назначения и проведения экспертизы, исходя из следующего. В соответствии со статьей 378 Таможенного кодекса Российской Федерации экспертиза товаров, транспортных средств или документов, содержащих сведения о товарах и транспортных средствах либо о совершении операций (действий) в отношении их, назначается в случаях, если при осуществлении таможенного контроля для разъяснения возникающих вопросов необходимы специальные познания (пункт 1). Экспертиза проводится экспертами таможенных лабораторий, а также иных соответствующих организаций или другими экспертами, назначаемыми таможенными органами. В качестве эксперта может быть назначено любое лицо, обладающее необходимыми специальными познаниями для дачи заключения. Для проведения экспертизы эксперт привлекается на договорной основе. При назначении экспертизы по инициативе декларанта либо иного заинтересованного лица указанные лица вправе представить таможенным органам предложения по кандидатуре эксперта (пункт 2). О назначении экспертизы должностное лицо таможенного органа с согласия начальника этого органа или его заместителя выносит об этом постановление, в котором указываются основания для проведения экспертизы, фамилия, имя и отчество эксперта, наименование организации, в которой должна быть проведена экспертиза, вопросы, поставленные перед экспертом, перечень материалов и документов, представляемых в распоряжение эксперта, и срок проведения экспертизы и представления заключения в таможенный орган. В постановлении также указывается о предупреждении эксперта об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (пункт 3). Как следует из материалов дела, в рассматриваемом случае экспертиза была назначена постановлением должностным лицом Шелеховского таможенного поста от 7 июля 2009 года N 14 (т. 3, л.д. 64 - 66), в котором указаны основания для проведения экспертизы; наименование организации, в которой должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; перечень материалов и документов, представленных в распоряжение эксперта; срок проведения экспертизы и представления заключения в таможенный орган. В постановлении о назначении экспертизы также имеется запись о предупреждении экспертов об административной ответственности по статье 19.26 КоАП РФ за дачу заведомо ложного заключения (т. 3, л.д. 66). Таким образом, из перечисленных в пункте 3 статьи 378 Таможенного кодекса Российской Федерации обязательных реквизитов постановления о назначении экспертизы отсутствует указание только на фамилию, имя и отчество эксперта. Вместе с тем, согласно статье 14 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" руководитель государственного судебно-экспертного учреждения обязан по получении постановления о назначении экспертизы поручить ее производство конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения, которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы. На основании статьи 3 этого Федерального закона приведенное правило применимо и при назначении экспертиз таможенными органами. С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции полагает, что само по себе не указание в постановлении о назначении экспертизы от 7 июля 2009 года N 14 фамилии, имени и отчества конкретного эксперта не может свидетельствовать о существенном нарушении порядка назначения экспертизы и влечь за собой признание заключения эксперта недопустимым доказательством по делу. Выводы суда первой инстанции о том, что в постановлении о назначении экспертизы должны быть обязательно указаны специальность, стаж работы по ней и ученая степень эксперта, не основаны на норме пункта 3 статьи 378 Таможенного кодекса Российской Федерации. Не может быть признан обоснованным и вывод суда первой инстанции о том, что в постановлении о назначении экспертизы от 7 июля 2009 года N 14 не индивидуализированы непосредственные объекты исследования, поскольку в данном постановлении указан номер пломбы - ФТС 03049, которой опломбированы образцы, направляемые на экспертизу, а также имеется ссылка на акт взятия проб и образцов от 7 июля 2009 года N 10607080/14, в котором, в свою очередь, перечислены индивидуальные признаки товаров, направленных эксперту на исследование. Такой способ индивидуализации объектов исследования не противоречит действующему законодательству о государственной судебно-экспертной деятельности. Оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заключение эксперта от 28 октября 2009 года N 2-0-2909/3-09, суд апелляционной инстанции находит его соответствующим требованиям статьи 379 Таможенного кодекса Российской Федерации. Указанной статьей предусмотрено, что на основании проведенных исследований и с учетом их результатов эксперт дает заключение в письменной форме от своего имени (пункт 1). В заключении эксперта должны быть указаны время и место проведения исследования, кем и на каком основании проводились исследования, вопросы, поставленные перед экспертом, объекты исследований, материалы и документы, представленные эксперту, содержание и результаты исследований с указанием примененных методов, оценка результатов исследований, выводы по поставленным вопросам и их обоснование. Материалы и документы, иллюстрирующие заключение эксперта или нескольких экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью (пункт 2). В заключении эксперта от 28 октября 2009 года N 2-0-2909/3-09 указаны время и место проведения исследования, кем и на каком основании проводились исследования, вопросы, поставленные перед экспертом, объекты исследований, материалы и документы, представленные эксперту, содержание и результаты исследований с указанием примененных методов, оценка результатов исследований, выводы по поставленным вопросам и их обоснование. Вывод суда первой инстанции о том, что при проведении рассматриваемой экспертизы экспертом Волошиной Т.Ю. не могли быть использованы таблицы, составленные при проведении другой экспертизы, также назначенной постановлением от 7 июля 2009 года N 14 (заключение эксперта от 28 октября 2009 года N 2-02909/2-09), является необоснованным. Указанная экспертиза была окончена ранее рассматриваемой экспертизы (15 часов 35 минут и 16 часов 00 минут соответственно), поэтому эксперт Волошина Т.Ю. имела возможность использовать при подготовке своего заключения таблицы, составленные экспертом Сизых О.А. Ссылки суда первой инстанции в обоснование своей позиции о нарушении порядка назначения и проведения экспертизы, в том числе о заинтересованности эксперта Волошиной Т.Ю., на положения статей 25.12 и 26.4 КоАП РФ являются необоснованными, поскольку в рассматриваемом случае экспертиза проводилась не в рамках производства по делу об административном правонарушении, а при осуществлении таможенного контроля (до возбуждения дела об административном правонарушении). При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции признает заключение эксперта от 28 октября 2009 года N 2-0-2909/3-09 допустимым доказательством по делу, которое наряду с иными доказательствами подтверждает сделанный судом вывод о том, что некоторые из ввезенных Обществом товаров (упомянуты выше) имеют признаки контрафактности. Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами административного органа о том, что контрафактными являются следующие товары: - артикул 8008 - изображение героев мультфильмов "Disney" нанесены на 327 штук (с изображением Микки Мауса и Дональда Дака - 168 штук, с изображением Микки Мауса - 159 штук); - артикул 235 - изображение Микки Мауса и Мини Мауса компании "Disney" нанесено на 92 штуки; - без артикула - изображение Микки Мауса нанесено на 36 штук. При этом суд апелляционной инстанции исходит из того, что свидетельства на товарные знаки (знаки обслуживания) N 85946, 85947 и 86020 подтверждают регистрацию товарных знаков (изображения Mickey Mouse, Minnie Mouse и Donald Duck) только для следующих товаров из 16 класса МКТУ: "всевозможные книги; бумага, картон и изделия из них, не предусмотренные в других классах; печатная продукция; принадлежности для художников". То есть футляры, пеналы для карандашей и ручек не входят в перечень товаров, для которых зарегистрированы названные товарные знаки. Таким образом, суд апелляционной инстанции считает доказанным наличие в действиях ООО "ТрейдАктив" события и состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ (в части ввоза на таможенную территорию товаров, упомянутых на странице седьмой настоящего постановления). При этом позиция генерального директора Общества Котяковой Е.П., изложенная ею при в письме от 4 марта 2010 года N 04/03-1 (т. 3, л.д. 159 - 160) и при опросе (протокол опроса от 15 марта 2010 года, т. 3, л.д. 131 - 134), о том, что Общество не знало, что соответствующие обозначения зарегистрированы компанией "Disney Enterprises Inc" в качестве товарного знака, не свидетельствует об отсутствии вины Общества в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ. Данный вывод суда апелляционной инстанции согласуется с правовой позицией, выраженной в пункте 15 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2007 года N 122 "Обзор рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности". Кроме того, в пункте 1.1 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2001 года N 7-П указано, что предоставленное субъекту таможенных правоотношений правомочие доказывать свою невиновность корреспондирует его возможности принимать меры по обеспечению выполнения контрагентами имеющихся перед ним обязательств, с тем чтобы в свою очередь не утратить возможность для исполнения своих публично-правовых (таможенных) обязанностей, которое не должно обеспечиваться в меньшей степени, чем выполнение обязательств в имущественных отношениях: на нем лежит забота о выборе контрагента и обеспечении выполнения последним принятых обязательств любыми законными способами, он отвечает за неисполнение публичных обязанностей, связанных в том числе с действиями (бездействием) контрагентов. В связи с этим суд апелляционной инстанции полагает, что Общество должно было проверить ассортимент поставляемых товаров до их ввоза на таможенную территорию Российской Федерации. С учетом изложенного, выводы суда первой инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие в действиях Общества вмененного ему состава административного правонарушения, не соответствуют обстоятельствам дела, что на основании 3 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены решения суда первой инстанции. Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не считает возможным привлечь ООО "ТрейдАктив" к административной ответственности, исходя из следующего. В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению в случае истечения сроков давности привлечения к административной ответственности. В Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31 января 2006 года N 10196/05, от 14 июня 2007 года N 2372/07, 11 сентября 2007 года N 3585/07 и от 7 октября 2008 года N 5196/08 также указано, что истечение срока давности привлечения к административной ответственности является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении. В пункте 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 января 2003 года N 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" указано, что срок привлечения к административной ответственности не подлежит восстановлению, поэтому суд в случае его пропуска принимает решение об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности. В рассматриваемом случае объективную сторону вменяемого Обществу административного правонарушения составляет ввоз на территорию Российской Федерации контрафактного товара с целью введения этого товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации. При решении вопроса о моменте, с которого лицо считается совершившим административное правонарушение, выразившееся во ввозе товара, содержащего незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений, на таможенную территорию Российской Федерации (при помещении ввозимых товаров под таможенный режим выпуска для внутреннего потребления) необходимо исходить из следующего. В силу подпункта 8 пункта 11 Таможенного кодекса Российской Федерации под ввозом товаров на таможенную территорию Российской Федерации понимаются фактическое пересечение товарами таможенной границы и все последующие предусмотренные этим Кодексом действия с товарами до их выпуска таможенными органами. С учетом изложенного лицо может быть привлечено к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, с момента фактического перемещения таможенной границы принадлежащим ему товаром, на котором незаконно воспроизведен товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара или сходные с ними обозначения. В рассматриваемом случае спорные товары были ввезены на таможенную территорию Российской Федерации не позднее 16 июня 2009 года, когда они были помещены на склад временного хранения ОАО "БМТО Шелеховагропромснаб". Данное обстоятельство подтверждается отчетом по форме ДО1 от 16 июня 2009 года N 10607080/160609/1000053 о принятии товаров на хранение (т. 2, л.д. 52) и отметкой должностного лица таможенного органа на международной дорожной грузовой накладной о поступлении товара (т. 2, оборот л.д. 47). Декларирование ввезенных товаров по грузовой таможенной декларации N 10607080/230609/0000958 произведено 23 июня 2009 года. Административное правонарушение было выявлено таможенным органом не позднее 7 июля 2009 года, когда был составлен акт таможенного досмотра N 10607080/070709/000068. Таким образом, установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ годичный срок давности привлечения к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ в рассматриваемом случае истек не позднее 16 июня 2010 года. Апелляционная жалоба таможни поступила в Четвертый арбитражный апелляционный суд 8 июня 2010 года и определением от 9 июня 2010 года была принята к производству. Судебное разбирательство назначено на 8 июля 2010 года, то есть в пределах срока, установленного статьей 267 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. На момент вынесения настоящего постановления срок давности привлечения ООО "ТрейдАктив" к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, истек и, следовательно, у суда апелляционной инстанции отсутствуют правовые основания для привлечения Общества к административной ответственности. В качестве дополнительного наказания санкции статья 14.10 КоАП РФ предусматривает конфискацию предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара. В пункте 15.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" указано, что в соответствии с частью 3 статьи 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть решены вопросы об изъятых вещах и документах, а также о вещах, на которые наложен арест, если в отношении них не применено или не может быть применено административное наказание в виде конфискации или возмездного изъятия. Как конфискация, так и возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения являются видами административных наказаний, а следовательно, могут быть применены арбитражным судом только при принятии решения о привлечении лица к административной ответственности и назначении административного наказания. Поэтому арбитражный суд, вынося решение об отказе в привлечении лица к административной ответственности, не вправе применить административное наказание в виде конфискации или возмездного изъятия орудия совершения или предмета административного правонарушения. Вместе с тем в резолютивной части соответствующего решения вопрос об изъятых вещах и документах, а также о вещах, на которые наложен арест, должен быть разрешен с учетом положений пунктов 1 - 4 части 3 статьи 29.10 КоАП РФ. Если в ходе судебного разбирательства с очевидностью установлено, что вещи, явившиеся орудием совершения или предметом административного правонарушения и изъятые в рамках принятия мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, изъяты из оборота или находились в незаконном обороте, то в резолютивной части решения суда указывается, что соответствующие вещи возврату не подлежат, а также определяются дальнейшие действия с такими вещами. В материалах настоящего дела отсутствуют оформленные в соответствии с требованиями статей 27.10 и 27.14 КоАП РФ протокол об изъятии вещей и документов либо протокол об аресте товаров и иных вещей. Суду апелляционной инстанции представитель таможни Дырдов А.В. пояснил, что изъятие товаров не производилось, поскольку они были проданы Обществом третьему лицу (ООО "Восток-Капитал"). С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что поскольку в порядке, предусмотренном КоАП РФ, изъятие либо арест предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, таможней не производились, то при принятии настоящего постановления не требуется разрешать вопрос о спорных товарах. На необходимость отмены судебного акта об отказе в привлечении к административной ответственности в случае несоответствия выводов суда обстоятельствам дела и принятия нового судебного акта об отказе в привлечении к административной ответственности в связи с пропуском срока давности привлечения к такой ответственности указано в пункте 20 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 января 2003 года N 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" и Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 июня 2007 года N 2372/07. При изложенных обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятии нового судебного акта об отказе в удовлетворении заявления Иркутской таможни о привлечении ООО "ТрейдАктив" к административной ответственности. Рассмотрев апелляционную жалобу на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Иркутской области от 11 мая 2010 года по делу N А19-7007/10, Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, постановил: Решение Арбитражного суда Иркутской области от 11 мая 2010 года по делу N А19-7007/10 отменить. Принять новый судебный акт. В удовлетворении заявленного Иркутской таможней требования о привлечении Общества с ограниченной ответственностью "ТрейдАктив" к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отказать. Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа. Председательствующий судья Г.Г.ЯЧМЕНЕВ Судьи Д.Н.РЫЛОВ Э.В.ТКАЧЕНКО